Резюме лекции на собрании лауреатов Нобелевской премии в Линдау, Констанцское (Боденское) озеро, Германия

От лауреата Нобелевской премии д-р Отто Варбурга — директор Института клеточной физиологии «Макс Планк» Берлин Далем

Английское издание – Дийн Берк – Национальный Раковый Институт, Бетесда (Мэриленд), США

Второе резюмированное издание – опубликувано Конрадом Трильчем, Вюрцбург, Германия

Есть первичные и вторичные причины болезней. Первичная причина является та, которая находится во всех случаях болезни.

Для рака есть множество вторичных причин. Но даже для него есть только одна первичная.

Вкратце это замена поглощения кислорода в нормальных клетках ферментацией сахара. Нужда нормальных клеток в энергии удовлетворяется кислородом, в то время как у раковых клетках, болшая часть необходимой энергии приходит из ферментации. Все нормальные клетки являются аэробными, а все виды раковых — частично анаэробные. С точки зрения физики и химии жизни, вряд ли кто – нибудь мог бы представить более большое различие. Кислород – поставщик энергии для всех растений и животных, заменен в раковых клетках энерго – производящей реакцией самых нисших живых форм, а именно ферментацией (расщеплением) глюкозы.

Ключом к разрешению проблемы с раком является энергетика жизни, что и является полем работы Института Далем с момента его основания в 1930 г. Фондацией Рокфелер.Там открыты и изолированы кислородо- и водородо- транспортирующие (передающие) энзимы. Ученые Института давно открыли и ферментацию в раковых клетках, но только недавно установили, что они  могут расти и существовать почти только этой энергией. Очень элементарный, но убедительный эксперимент, проведенный американцами Малмгрен и Фланеган, подтверждают это.

Если инжектировать споры столбняка, которые могут развиться только при ниских уровнях кислорода, в кровь здоровой мыши, она не заболевает, потому что споры не находят места в ее теле при этих уровнях. Таким же образом, мышь остается здоровой и если она беременна, потому что и в эмбрионе нет настолько низких уровней кислорода. Но если инжектировать споры столбняка в мыши с опухолем, она заболевает, потому что в опухоли уровни кислорода – низкие. Эти експерименты показываьт анаэробность раковых клеток и не – анаэробность нормальных клеток и в частности не – анаэробность растущих эмбрионов.

.

Ферментации в Гепатоме Морриса

Другой вид экспериментов доказывают колличественную связь между ферментацией опухолевых клеток и скоростью нарастания опухолей.

Гарольд Моррис из Национального Центра Исследований Рака в Бетесда  открыл, что если инжектировать крысу разными рако – образующими субстанциями, можно создать опухоли печени с различной степенью злокачественности. Один вид опухоли может удвоить свою массу за 3 дня, а другой – за 30. Недавно Дийн Берк и Марк Уудс, из того же самого института, измерили степень анаэробной ферментации разных опухолей и установили, что есть колличественная связь между ферментацией и скоростью роста, следовательно и между ферментацией и злокачественности у этих разных опухолевых штаммов. Ферментация усиляется с злокачественностью, а сама ферментация ускоряется.

Специальный интерес отделяется ферментации медленнее всего растущих опухолей в  печени, потому что некоторые исследователи веруют, что у них нет ферментации и следовательно не анаэробия является первопричиной рака. Дийн Берк и Марк Уудс заметили сразу, что вблизи нулевого значения степень ферментации настолько мала, что обычные методы измерения не работали. Но опять там же — вблизи нулевого значения, самая маленькая скорость роста спокойно может быть измерена.

Другими словами в области нулевой точки тесты роста оказались намного чувствительнее обыкновенного теста ферментации. Более прецизными методами измерений, а не путем разложения глюкозы, установили, что даже и в самой медленно растущей опухоли в печени существует этот процесс ферментации сахара.

Эти результаты подтверждены и дополнены и другими независимыми учеными. Пиетро Гулино, также из Института в Бетесде, разработал метод, при котором Гепатом Морриса, развивающийся в живом организме, обливается продолжительно, через одну единственную артерию или вену, для того, чтобы исследовать кровь, входящую и исходящую из опухоли. Так Гулино открыл, что медленнорастущая опухоль производит молочную кислоту, в течение всего роста. Все происходит наоборот в печени – там молочная кислота не производится, а принимается/консумируется/всасывается. Одним словом, открытия Гулино показывают, что медленнорастущие Morris hepatomas являются частично анаэробными.

Эти медленнорастущие опухоли являются самым хорошим доказательством этой отличительной характеристики, о которой идет речь. За 40 лет исследований рака, ученые искали такой вид опухоли, который не ферментирует. И наконец сочли, что нашли его – медленнорастущая опухоль мориса, оказывается, была плодом методологической ошибки.

.

Трансформация эмбрионального метаболизма в метаболизме рака

Есть и третий вид эксперимента, проведенный институтом в Далеме Гауеном, Гайслером и Лоренцом. После того, как было установлено, что анаэробность – это то, что отличает раковых клеток от здоровых, приходит очередь вопросу как точно нормальная клетка трансформируется в раковую.

Если поместить клетки мыши вне тела в насыщенной  физиологическим кислородом среде, они будут расти без следа ферментации. Но если во время роста кислород уменьшится настолько, что на практике станет частично недоступным для одной из клеток, чисто аэробный метаболизм мышиных клеток количественно изменяется в рамках 48 часов. Если такие клетки, которые росли при пониженных уровнях кислорода и появился раковый метаболизм, будут поставлены в среде с повышенным кислородом, этот метаболизм остается. Что означает, что изменеие – необратимо.

При всех случаях эти експерименты – одни из самых важных, которые проводятся в сфере рака с момента открытия ферментации раковых клеток. Раковый метаболизм уже измеряли настолько много и уже он может быть вызван искусственно в здоровых клетках и эти клетки могут расти анаэробно и в искусственной среде.

Недавно провелись експерименты в направлении ручного измерения дыхания и ферментации растущих мышиных эмбриональных клеток во время трансформации метаболизма. Через них было показано, что 35% понижение кислородных уровней достаточны, для вызывания подобной трансформации. Такие уровни понижения кислорода могут появиться в конце капилляров живых существ, следовательно вероятность появления рака нарастает про пониженных уровнях кислорода во время роста клеток.

.

Термодинамика

Если пониженный уровень кислорода во время роста клеток может вызвать рак или в более общем плане – если любая проблема в дыхании во время роста клетки может довести до рака, следует вопрос почему это случается. Так как мы уже знаем, что с уменьшением дыхания появляется ферментация, этот вопрос может быть задан так: Почему появляется рак в результате замены дыхания с ферментацией?

Ранняя история жизни на Земле доказывает, что она существовала до того, как в атмосфере появился кислород как свободный газ. Следовательно живые клетки должны были быть ферментирующие клетки, а окаменелости позволяют предположить, что они были недифференцированные отдельные клетки. Едва после того как появился свободный кислород в атмосфере, несколько миллионов лет тому назад, жизнь начала развиваться.

Противоположный процесс — дедифференцировки — происходит перед нашими глазами в виде рака. Раковые клетки развиваются даже и при наличии кислорода в атмосфере, но этот кислород не успевает проникнуть в достаточном количестве в растущих клетках организма, или дыхательные апо-энзимы в этих клетках могут быть не-насыщены активными группами. Во всех случаях, во время развития рака, останавливается дыхание кислородом, появляется ферментация и дифференцированные клетки трансформируются в ферментирующих анаэробов, которые потеряли все свои функции и сохраняют только свое бесполезное свойство расти. Вот почему когда дыхание останавливается, жизнь не исчезает, но исчезает его предназначение, а то, что остается – это растущие машины, которые разрушают тело, в котором растут. Но почему кислород дифференцирует, а его отсутствие обращает процесс? Никто не оспорил бы, что развитие растений, животных и человека от одноклеточных анаэробов – самый важный процесс в мире. Это означает что даже Эйнштейн является потомком одноклеточного организма. Но согласно термодинамики Больцмана, для того чтобы получить этот невероятный результат, надо сделать много работы. Получить температурную разницу из газа с постоянной температурой – не легко. Дыхание кислородом – это то, что способствует процессу и дедифференциация начинается сразу после того как дыхание затрудняется каким – нибудь образом.

.

Химия

Физики не могут объяснить почему два вида энергии не дают одинаковый результат с точки зрения дифференциации, но химики могут. Биохимики знают, что и энергия дыхания, и энергия из ферментации работают как фосфатная энергия, но по – другому. Если применим к образованию раковых клеток, мы обнаружим, что только кислородная фосфоризация может дифференцировать.

.

Обобщение:

  1. Нарушения в дыхании являются более частыми, чем нарушения в ферментации, потому что дыхание является более сложным процессом.
  2. Нарушенное дыхание легко может быть заменено ферментацией, потому что у них есть один и тот же катализатор – никотинамид.
  3. Следствием замены дыхания ферментацией в большинстве случаях является гликолиз, а также и смерть клетки по причине нехватки энергии. Только энергия ферментации равна энергии дыхания. Гликолиз означает смерть по причине ферментации, а анаэробобиоз – жизнь через ферментацию.
  4. Рак появляется по причине того, что дыхание создает и поддерживает дифференцированные клетки, которые при появлении ферментации становятся опухолевыми.

 

Show Buttons
Hide Buttons
Моля почкайте...

Абонирайте се за нашия бюлетин

Ако желаете да получавате информация за промоции, последни новости и съвети в природонаучната медицина можете да оставите Вашия имейл за връзка.